Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

рукописи не горят

третий сын Андрея Тарковского

Наталья Бондарчук: незадолго до своей смерти он узнал, что у него родился третий сын. Маму этого мальчика звали Берит (по-моему, она из Скандинавии), а ребенка назвали Александром.


Лейла Александер-Гарретт: После похорон Лариса выпытала у Яблонского телефон Берит и стала регулярно звонить ей с угрозами и нецензурной бранью. К счастью, на Западе можно изменить или засекретить свой номер.

Лейла Александер-Гарретт
АНДРЕЙ ТАРКОВСКИЙ: СОБИРАТЕЛЬ СНОВ
М.: ACT : Астрель, 2009. — 509, [3] с.
рукописи не горят

Андрей Тарковский: «Текст должен быть набран шрифтом, имитирующим пишущую машинку»


Вопросы, на которые должна ответить моя мать:

Вы уезжали в эвакуацию, когда началась война. Вы не помните, какого числа это было? Кто Вас провожал? Как Вы доехали? Вспомните, пожалуйста.
А где Вы жили во время эвакуации? Что это были за места? Вы раньше там бывали когда-нибудь?
Кого Вы больше любите - сына или дочь? Кто Вам ближе? А раньше, когда они были детьми?
Как Вы относитесь к открытию ядерной энергии?
Вы любите устраивать у себя дома праздники и приглашать гостей?
Вы умеете играть на каком-нибудь музыкальном инструменте? И никогда не учились? А петь? А в молодости?
Вы любите животных? Каких именно? Собак, кошек или лошадей?
А что Вы думаете о "летающих тарелках"?
Верите ли Вы в приметы?
Вы долгое время работали в одном и том же учреждении. Почему? Наверное, можно было бы найти более интересную работу?
Как Вы относитесь к такому понятию, как "самопожертвование"?
Почему Вы после разрыва с мужем не пытались выйти замуж? Или не хотели?

Тихая и неглубокая Ворона, заросшая непроходимым ольшаником, перевитым хмелем, поплескивая на поворотах, пересекала широкий луг. Мы с сестрой бродили по теплой воде и в нависших над водой кустах разыскивали дикую смородину. Губы наши были синими, ладони розовыми, а зубы голубыми. <...>Collapse )

Вам никогда не хотелось усыновить чужого ребенка? Необязательно, чтобы у него не было родителей, нет, а просто бы Вам захотелось иметь именно такого сына или дочь?
Скажите, вот эти мальчик и девочка, они похожи на Ваших детей, когда они были в таком возрасте? Есть что-нибудь общее?

Я видел все так отчетливо, стоя за кустом, шагах в десяти от них.

А они, мальчишка и девочка, бегали по нашей неглубокой, тихой Вороне, как когда-то бегали по ней мы с сестрой. И так же брызгались и что-то кричали друг другу. И так же на мостках из двух ольшин полоскала белье мать и изредка, откинув упавшую на глаза прядь волос, смотрела на ребят, как когда-то смотрела на нас с сестрой.

Это была не та, не молодая мать, какой я помню ее в детстве. Да, это моя мать, но пожилая, какой я привык ее видеть теперь, когда, уже взрослый, изредка встречаюсь с ней.

Она стояла на мостках и лила воду из ведра в эмалированный таз. Потом она позвала мальчишку, а он не слушался, и мать не сердилась на него за это. Я старался увидеть ее глазами, и когда она повернулась, в ее взгляде, каким она смотрела на ребят, была такая неистребимая готовность защитить и спасти, что я невольно опустил голову. Я вспомнил этот взгляд. Мне захотелось выбежать из-за куста и сказать ей что-нибудь бессвязное и нежное, просить прощения, уткнуться лицом в ее мокрые руки, почувствовать себя снова ребенком, когда еще все впереди, когда еще все возможно...

...Мать вымыла мальчишке голову, наклонилась к нему и знакомым мне жестом слегка потрепала жесткие, еще мокрые волосы мальчишки. И в этот момент мне вдруг стало спокойно, и я отчетливо понял, что МАТЬ - бессмертна.

Она скрылась за бугром, а я не спешил, чтобы не видеть, как они подойдут к тому пустому месту, где раньше, во времена моего детства стоял хутор, на котором мы жили...


1966 - 1972 гг.
b m f
  • orald

(no subject)

"Пусть исполнится то, что задумано. Пусть они поверят. И пусть посмеются над своими страстями.
Ведь то, что они называют страстью на самом деле не душевная энергия, а лишь трения между душой и внешним миром.

А главное – пусть поверят в себя. И станут беспомощными, как дети.
Потому что слабость велика, а сила ничтожна.

Когда человек родится, он слаб и гибок, когда умирает, он крепок и чёрств.
Когда дерево растёт, оно нежное и гибкое, а когда оно сухо и жёстко, оно умирает.

Чёрствость и сила – спутники смерти. Гибкость и слабость выражают свежесть бытия.

Поэтому что отвердело, то не победит".
(c) Стаклер