Артём Тасалов (arttasalov) wrote in ru_tarkovsky,
Артём Тасалов
arttasalov
ru_tarkovsky

Зеркало

Оригинал взят у vlad_dolohov в Зеркало
Талант в нем угадывался сразу. И, что бывает крайне редко, практически всеми. Поэтому и во ВГИК приняли сразу, хотя Михаилу Ромму пришлось долго отстаивать свой выбор в ректорате – этого пижона там всерьез не воспринимали.
Первая его курсовая робота – по рассказу Хемингуэя «Убийцы» –  была, на мой взгляд, просто чудовищна. Хотя Михаил Ромм(у него со вкусом проблемы) был в полном восторге. Впрочем, у вас есть возможность составить собственное мнение  – http://www.youtube.com/watch?v=__xrvVuyAGA
Диплом(опять же, на мой взгляд) был тоже сырой, хотя и получил кучу призов на фестивалях, включая международные. После окончания института всё уже пошло по восходящей – фильмы не называю, вы их наверняка знаете. А потом – это я уже подбираюсь к главному его фильму – наступил жуткий период, когда все решили, что Тарковский… сошел с ума.
Его новый замысел был невнятен, этически чудовищен и практически нереализуем: я посажу свою маму в комнате, включу камеру, часа три буду задавать вопросы, а потом недостающее досниму… Ну, кто и на каком основании с этим запустит?
Редактор четвертого объединения Катя Л.: «Мог войти без стука – а у меня в кабинете люди, мы работаем – и с порога начать нести всякую ахинею: типа, знаем ли мы, что растения, деревья, трава тоже живые и они так же чувствуют, видят, слышат, как и мы… только сказать не могут. Потом застынет у окна, посмотрит невидящим безумным взглядом и молча выйдет из кабинета».
Тарковскому – для осуществления его туманных идей – предложили сценариста: крепкого, надежного, который всю жизнь был на подхвате у Андрея Вейцлера и писал правильные сценарии про правильную жизнь. Тарковский неожиданно согласился – ему вообще не нужен был сценарист, персоналии его интересовали мало.
С ними заключили договор, началась работа. Мишарин добросовестно записал всё, что хотел Тарковский – получилась бредятина полная. И в первом варианте, и во втором, и в третьем, и в четвертом… Именно четвертый вариант(под названием «Белый, белый день») годами позже – с пометками Тарковского – я купил у одного барыги. Когда я называю сумму, за которую я его я купил, мне никто не верит. Не поверите и вы.
…Но я отвлекся: их всё же запустили. И почти не вмешивались в процесс – всем было ясно, что кино не может получиться в принципе.
По существовавшему тогда порядку два-три раза нужно было отсматривать снятый материал и давать заключение – смотрели, давали, читать это сейчас смешно.
Ну, вот вроде бы всё отсняли, перерасхода нет, все довольны – и Тарковский сел за монтаж. Поскольку все были уверены, что картины не получится, то его не особенно и торопили: монтажный период – это не только самое важное, но и самое дешевое в процессе кинопроизводства. Режиссер-постановщик+монтажер+директор картины – остальные уже откреплены, затраты копеечные.
…Киноначальство в принципе было право: картина не складывалась. Десять вариантов монтажа, двадцать, пятьдесят – ничего не получается… Тарковский позже вспоминал: я был совершенно спокоен, ибо знал – если картина есть, она не может не сложиться. Сложилось на 112 варианте. Или 115-ом? Не помню, да и значения не имеет… Андрей вышел в коридор, увидел своего друга Сергея Соловьева, попросил его посмотреть.
Соловьев: «Я вошел в зал, сел смотреть, на десятой минуте уснул… Андрей будить не стал. Когда включился свет, я честно сказал: «Извини, старик, я ничего не понял…» Я и сейчас ничего не понимаю в этой картине – что б вы там все мне не говорили».
…Ну, не понимает – так не понимает. Не всем, в конце концов, дано.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments